Новостной портал, новости за неделю

Налоговым раем для бизнеса уже не одно десятилетие называют оффшоры. По сути оффшоры — это свободные экономические зоны в России. только за границей, на территории государств, где налоги либо очень низкие, либо вообще отсутствуют.

Если верить статистике, на сегодняшний день порядка 50% капитала со всего мира находится в банках оффшорных зон.

И если еще несколько лет назад бизнесмены сами должны были заниматься регистрацией оффшорных компаний, то теперь и вовсе можно приобрести уже готовую компанию вместе с директоратом, партнерами и прочим «набором», необходимым для легального существования фирмы.

О том, как работает механизм создания и дальнейшей работы оффшорных компаний, нам рассказал Александр Хлопунов, волею судьбы оказавшийся директором целого ряда подобных фирм.

— Александр, расскажите о самой схеме: как работают компании, предлагающие оформление оффшоров?

— А схема достаточно проста. Например, есть некая консалтинговая компания, готовая оказать клиентам целый спектр услуг: начиная с бухгалтерских и аудиторских услуг и заканчивая регистрацией фирм, в том числе и оффшорных. При этом приоритетным направлением деятельности таких компаний является создание готовых оффшорных фирм, что называется, «под ключ», с готовым генеральным директором во главе.

— Давайте все же не будет говорить слишком общо, ведь в данной ситуации речь идет о конкретной компании, к которой вы имеете непосредственное отношение?

— Ну, отношение, я бы сказал, все же опосредствованное, но да, речь о компании «Юрхаус».

— Но что происходит дальше? Пришел бизнесмен, купил готовую оффшорную фирму, купил, кстати, вместе с вами, вы же являетесь директором?

— Да, все так. Но поскольку я — гражданин России, мне вовсе не хочется быть узнанным и, скажем так, «засветиться». Поэтому у каждой создаваемой фирмы есть еще и фиктивный бенефициар — тот, на кого компания оформлена официально. Обычно это какой-нибудь узбек или киргиз из обслуживающего персонала, которому платят небольшую сумму за услуги.

— А как же вы? Ведь клиенты, купившие фирму, общаются непосредственно с вами?

— А я для них — темная лошадка, могу представиться любым именем. Сегодня я Вадим, завтра — Иван, послезавтра — Николай. Мне нет никакого резона, повторяю, открывать свое настоящее имя.

— Расскажите, почему в предпочтении у российских бизнесменов сейчас оффшорная зона Кипра? Ведь большинство компаний, директором которых вы являетесь, зарегистрированы именно там?

— Да, Кипр сегодня в приоритете, и это вполне закономерно. Первое, для открытия оффшора на Кипре разрешается целый ряд видов деятельности, которые не противоречат законодательству: юридическая, банковская, страховая и пр. Кипрский налог на прибыль на данный момент самый низкий в Европе. Кроме того, вся документация компании может храниться в любом удобном для вас месте. Важным фактором также является отсутствие валютного контроля оффшора на Кипре. Да много еще преимуществ!

— Хорошо. Но давайте вернемся к вашей деятельности. Вы сказали, что ваше сотрудничество с компанией «Юрхаус» опосредованно. Что это значит?

— «Юрхаус» продает оффшорную компанию и дальше уже никакого касательства к ней не имеет. Дальше делами компании занимаюсь я.

— В чем заключается ваша деятельность?

— Да все как обычно. Ведение дел, работа с документацией.

— А что с финансовой отчетностью? Ведь через подобные компании нередко проходят весьма немалые суммы.

— Я никаких финансовых обязательств перед новым владельцем не имею.

— То есть вы теоретически можете снять со счета любую сумму, не согласуя это с неофициальным владельцем?

— Ну, не только теоретически. Мне приходится время от времени снимать со счетов компаний некоторые суммы, это мой, скажем так, гонорар за работу. Неофициальный владелец компании может с этим не согласиться, но чисто по факту это меня не волнует, а с точки зрения закона эти деньги вообще не имеют отношения к фактическому бенефициару. К тому же 20% от суммы всегда приходится переводить в пользу «Юрхауса», это плата за мое дальнейшее трудоустройство. Ничего экстраординарного тут нет, любой труд должен оплачиваться. С банком, через который происходит обналичка, никаких проблем пока не возникало, думаю, в этом заслуга «Юрхауса». И даже узбек — фиктивный бенефициар — получает свои 1,5% от суммы.

— И как часто на посту номинального директора можно получать подобные гонорары?

— Вы же должны понимать, что это (усмехается), так скажем, единовременный взнос. Забрав свой честно заработанный гонорар, я ухожу из компании, для которой уже сделал все, что мог. Меня ждут другие компании, в развитие которых я еще могу внести свой скромный вклад.

Видео по теме: Адам в налоговом раю или как сделать, чтобы все было, но за это ничего не было.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Помощник президента Андрей Белоусов предложил Владимиру Путину изъять 513,7 млрд руб. сверхдоходов у металлургов, производителей удобрений и «Сибура» за 2017 год. Деньги нужны для выполнения майских указов, пояснил он Помощник президента Андрей Белоусов...

09 авг 2018 10:06 Блогер 40

Данное заявление Амер сделал во время своего выступления на пресс-конференции в Шарм-эш-Шейхе по итогам двухдневного форума Ассоциации Центральных банков Африки. «Ассоциация действительно начала делать шаги по направлению к этой большой цели:...

09 авг 2018 09:10 Блогер 38

Налоговым раем для бизнеса уже не одно десятилетие называют оффшоры. По сути оффшоры — это свободные экономические зоны в России. только за границей, на территории государств, где налоги либо очень низкие, либо вообще отсутствуют.

08 авг 2018 22:52 Блогер 50